Денис Требушников: «Стресс – лучший стимулятор сверхспособностей любого из нас»

Комментарии: 0 Просмотры: 572
14-11-2016, 10:00
«Было у отца три сына: я - третий» - начал мой недооднокашник по Литературному институту им. Горького свою историю.
Денис Требушников: «Стресс – лучший стимулятор сверхспособностей любого из нас»

Денис учится в Новгородском государственном университете им. Ярослава Мудрого, в Институте медицинского образования. До этого в родных Великих Луках окончил медколледж по специальности «Фельдшер (Лечебное дело)» с отличием, а ещё он слагает стихи на латыни и древнеанглийском, учит японский и обожает Средневековье, за что почти никто из нас – однокурсников по литературной мастерской - никогда не понимали его мрачной витиеватой, как вензеля на гербах рыцарей, прозы.

Когда мы вместе учились в Литературном, я видела в Дэне обычного гота или как там они себя называют – мрачно-угрюмого, небрежного пацана в черных одеждах, бубнящего невнятно что-то, но искрометно рецензирующего произведения коллег. Когда он ушел из Литинститута, чтобы учиться на фельдшера, я заинтересовалась таким скачком, а еще больше заинтересовалась его англоязычными постами в соцсетях о том, как он с отличием оканчивает курс за курсом и собирается в медицинский институт.

Все составляющие интереснейшего пути исканий для меня сложились в вопросы на 4 страницы, которые я и задала Денису, чтобы узнать, как и почему он из литераторов сбежал во врачи, зачем он учит языки, на которых не говорят, и что за методика обучения помогает ему в легкую запоминать медицинскую информацию, изучать множество разных тем и навыков одновременно.

После результатов теста IQ отношение ко мне резко изменилось

- Как ты такой получился?! Расскажи – кто твои родители, чем занимаются, каким было твоё детство?
- Отец мой – человек возрастной, серьезный, работал на заводах, увлекался электроникой, сборкой ПК, когда это еще не было мейнстримом. Так что, сколько себя помню, дома всегда был компьютер. Недавно, перебирая фотографии деда, нашел целых две с многозначительной пометкой «литературный кружок». Так и не спросил об этом подробнее, забыл. Мать тоже обычный человек, любит книги и чтение. Пока я был в утробе, она прочла «Кенелм Чиллингли: его приключения и взгляды на жизнь» Эдвада Бульвер-Литтона. Я прочел книгу много позже, и понял, что едва ли не копия главного героя по устремлениям (до последней главы).

- Ты как почти врач наверняка можешь прокомментировать этот феномен – то, что читает, смотрит в кино беременная женщина, действительно отражается на младенце? Его реально можно запрограммировать изнутри на гениальность или недалекость?
- Это отражается только на гормональном уровне. Когда матери хорошо, вырабатываются так называемые гормоны счастья, а нейромедиаторы и гормоны проходят гемато-плацентарный барьер. Когда у плода к третьему месяцу развивается слуховая сенсорная система, он начинает слышать и реагировать на все, что интересно матери. Здесь нет никакой конкретики, только химия.

- Что тебя увлекало в детстве, помнишь?
- Увлечений было много, и помню я большинство из них. Мне нравилось айкидо, но школы тогда не было, негде было учиться. Нравилась стрельба, и я какое-то время ходил на занятия по стрельбе в школе. А в восьмом классе я решил, что буду писателем, во что бы то ни стало. Я тогда описывал своих солдатиков и друзей в фантастической истории, вдохновившись Ефремовым, Снеговым, Фостером, Силвербергом и Хайнлайном. Меня захватывала фантазия, фантазировал я много.

- Ты перечислил столько нешкольнопрограммных авторов … Ты много читал?
- Я не читал, мне вообще не нравится читать, особенно сейчас, когда я уже начитан, и многие книги мне кажутся пустыми и однообразными.

- А почему фантастика? Чем привлекла? Почему так глубоко в нее нырнул?
- К фантастике, равно как и в фэнтези, меня привели компьютерные игры. Латынь я впервые увидел в игре Dragonsphrere - квест-бродилке, которую я проходил со словарем, пока не наткнулся на латынь… «Faci quod putui, faciant meliora potentes» - «я сделал все, что мог, кто может, пусть сделает лучше». Уже после я встретился с латынью у Ефремова. Два мира – средневековая героическая фэнтези и научная фантастика соединились во мне и переплелись льняной красной нитью латыни. У меня в окружении было достаточно людей, иногда их было до безумия много, поэтому мой уход в миры фантазии – обычная интроверсия.

- Твои пробы пера кто-то замечал, оценивал?
- Да! За мое первое стихотворение о соседке по парте в 1-ом классе: «Моя соседка Янка по сцене скачет точно обезьянка» я получил «2», мне было больно и обидно. Ведь я сидел над ним часа три, но придумал сам, отказавшись от маминой помощи, а все в классе переделали Пушкина. С тех пор я не люблю литературу и Пушкина.

- Иронизируешь?
- Нет. На уроках литературы я читал те книги, которые сам приносил из дома или продолжал фантастическую историю с друзьями в главных героях.

- Учителя это устраивало?
- Вполне. Помню, в 5-ом классе нам задали сочинение на свободную тему, при этом в сочинении должна была быть антитеза. Я этого ждал 5 лет! Написал рассказ по мотивам игры X-Com: UFO defense и получил свои «5/2». Был доволен. А в 8-ом классе учитель задала нам сочинение по «Ревизору», и из пяти тем я выбрал ту, которую она сама охарактеризовала как «для творческих людей» - «Что мог рассказать Хлестаков по приезде в Петербург?».

- Ты и темы сочинений школьных помнишь! И что же там Хлестаков понарассказывал?
- Я написал юмористическую пьесу в одно действие (правда мне пришлось покопаться в Белинском и готовых сочинениях). Кстати, о готовых сочинениях – это было мое спасение. Поскольку тогда их было мало, я поступал так: я скачивал (я в сети с 1997 года, наверное) сочинение, переписывал его своими словами, затем сокращал, переписывая на чистовик, добивался абсолютной оригинальности. В конце 9-го класса я еще написал сочинение «Евгений Онегин 2, или интервью на мосту»…

- Обожала тебя, наверное, обычно умники по предмету ходят у учителей в фаворитах…
- Не всегда. Вот с новым учителем русского и литературы были странные отношения. С одной стороны, после того, как мы прошли «однородные предложения» весь русский язык сложился в единую субстанцию, я начал просто понимать русский язык; а с другой стороны, ее тяга к Белинскому и распространению своего авторитарного мнения на произведения плохо сочеталось с моим свободомыслием. Я взбунтовался и написал анализ истории о Ларре из «Старухи Изергиль» Горького с позиции прочитанной накануне «Библии Сатаны» Антона Шандор Ла-Вея. Следующий урок был сорван: мы с ней спорили о правомочности такого подхода к анализу. Меня тогда поддержали даже отличницы, а ее это выбесило. Забавно было.
Денис Требушников: «Стресс – лучший стимулятор сверхспособностей любого из нас»

Рок-фестиваль, 2004 год, после «Станкина»


-Так и не пойму: герой ты был или злодей, умник или наоборот?
- Я и сам не знаю. В 9-ом классе был случай, когда нас обязали пройти тест на IQ Амтхауэра, я сделал его раньше всех, а на оглашение результатов прийти не смог, заболел. Но когда вернулся с больничного, отметил, что отношение учеников и учителей ко мне резко изменилось в лучшую сторону.

- Свой IQ ты так и не узнал?
- Нет, не узнал. Я спрашивал у классного руководителя, она отправила к психологу, та - в учебную часть, те - обратно и все по кругу. Нормальный такой славянский квест: «пойди туда, не знаю куда…». Спросил одноклассников, вдруг кто помнит, и те лишь пожимали плечами, пока одна девочка не проболталась о цифрах больше 140.

- А что за перемены по отношению к себе ты заметил?
- Меня не перестали считать клоуном не от мира сего, для всех я стал еще более странным, чем был, но теперь мне делали большие поблажки. Притворство – это удел простых людей.

- И вот на подходе выпускной, но ты готовился не то чтобы к литературному вузу, насколько я знаю?
- Да, в выпускных классах нас обязали выбрать профиль. Я хотел в гуманитарный, но узнав, какие там будут предметы и одноклассники, – отказался. К тому же я не любил читать, особенно школьную литературу, поэтому 8 часов литературы в неделю меня пугали. История, которую я не любил, право, экономика и самое главное, - мы уже тогда знали, что русский придется сдавать письменно. Гуманитарии писали сочинение по любому произведению из программы за все годы обучения, и вопрос доставался из конверта. В такую рулетку я играть не желал. К тому же весь класс – это склочные, стервозные отличницы, я знал многих, и знал их систему запоминания – зубрежку: они забывают все через занятие. Учитель по истории как-то решила проверить остаточные знания и услышала в ответ: «Вы нам не задавали это!», а троечник встал и ответил на свою тройку. Поэтому учиться с зубрилами было бы для меня полным сумасшествием.

- А как же цель – во что бы то ни стало, литератор, гуманитарий. Внешняя мишура тебя так легко сбивала с намеченного пути?
- Она и сейчас сбивает. Но в этой мишуре всегда есть что-то новое и интересное, которое затем трансформируется в творчестве. Был еще вариант с физматом, но я бы не вынес этот ужас: количество часов физики и математики меня пугали. И хотя это было достаточно легко для меня, не тянуло меня считать. Оставался только химико-биологический класс. Я так хотел туда пойти, что выбрал сдавать экзамены по химии и биологии, за что к общему прозвищу «ходячая энциклопедия» добавили «самоубийца». Я готовился вечер, немного спал и шел сдавать, впрочем, сейчас я готовлюсь абсолютно также. По химии мне попался 14-ый билет: «Алканы, их формулы, изомеры и свойства (этан, бутан, пропан…), цепочка превращений и 10 примеров взаимодействия органической и неогранической химии». Самый легкий билет. По биологии мне попался 25-ый билет: «Сердце, его работа, круги кровообращения; черви паразиты: жизненный цикл человеческой аскариды; и гриб-трутовик». Получил 4 и 5, и попал в химико-биологический класс.

- Вот тебе и литератор!
- Это еще что! Внезапно… в 10-ом классе, ко мне обратились учителя географии, биологии и экологии с просьбой выступить на городской олимпиаде. Меня! Человека с «камчатки»! Тут я понял, что тест IQ явно показал что-то особенное. Я два года ходил на олимпиады по этим предметам и занимал пятое место. Не выше, не ниже. Честно говоря, я особо не искал, куда поступать. Мне уготован был путь в МГТУ «Станкин», куда я и поступил на факультет метрологической информатики: стандартизация и сертификация (точные измерения, цифровой штангенциркуль и т.д.). Однако вместо нормальной учебы, я пил, гулял, веселился и писал рассказы и стихи.

- Что значит «уготован был путь»? Кем и почему?
- Семья решила отправить вслед за братом… в люди. Взлетая на крыльях, человеком не становишься, и фразу Горького мы помним о «рожденных ползать». За вышеописанную учебу и долги меня попросили написать по собственному желанию и отчислили.

Самая плохая стратегия – это зубрежка, чтобы она сработала, зубрить нужно не менее месяца

- Забавная штука получается: ты мне как-то написал, что ты необучаем, и при этом рассказываешь какие-то чудеса суперпамяти во времена школьной учебы. Как это совмещается?
- Я не вижу противоречий между памятью и необучаемостью. Я запоминаю то, что интересно мне, или то, в чем я нашел закономерности и точку применения в своей жизни. Все остальное проходит мимо. Я был и есть медленнее других. Я думаю медленно. Моя проблема в том, что я должен сам открыть то, что изучаю. Я либо приму знание и разовью в свою сторону, подстрою под себя, либо отвергну, как недействующую методику. Поэтому в школе я даже не учился, я просто посещал занятия. Запоминал географию, историю, биологию. Я понимал физику, алгебру, химию и геометрию, но не учил ни одной формулы. Все пришло потом. Я сидел на «камчатке», и никто меня не трогал. Среди учителей меня называли «ходячая энциклопедия», хотя ни одну я не читал. А недавно я нашел потрясающий ответ на твой вопрос. У Сергея Савельева в книге «Церебральный сортинг», где он говорит, что всякое обучение – есть подражание. Это все обезьяньи повадки. Человек может только научиться сам, а примат будет лишь подражать. Это противление научению, подсознательная защита от становления бабуином. Пока я сам не пойму материал, сам не открою закономерности, сам не найду место приложения знаний – всё будет бесполезно.

- Ммм, увлекаешься лжетеориями о зависимости размеров мозга и способностей, интересно, а твое превосходство знаниями или сообразительностью тебе мешало или помогало? С тобой хотели дружить, общаться, потому что ты был интересным умницей или наоборот избегали как зазнайку и зануду?
- Савельев – физиолог, и сам противник френологии, к слову. Интересные вещи говорит, несмотря на сексизм. Учителя пытались что-то мне выговаривать, чтобы не выпендривался. И одноклассники гнобили, потому что я был младше их, слабее, насмехались и обижали. Я же в школу пошел с шести лет, умея читать, считать, писать печатными буквами и зная 20 слов по-английски и 10 по-немецки! Но нет, не по поводу моего ума гнобили. Отравляло жизнь это изрядно, поэтому я вырос домоседом, несмотря на дружбу с байкерами и неформалами, и одиночкой.
Денис Требушников: «Стресс – лучший стимулятор сверхспособностей любого из нас»

Хэллоуин в библиотеке им. Д. М. Балашова, Великий Новгород


- Закономерно. При таком контексте люди частенько уходят из реальности в ум, скажи, а специально ты работал над памятью, соображалкой? Кроссворды, может быть, разгадывал?
- Особо память я не развивал, у меня отбирали кроссворды, особенно сканворды. Их любил разгадывать отец, но только он примется за новый, как я уже все исчиркал ответами. Что-то искал, играл в мнеморины с детства (мне очень легко давалась эта игра изначально, «Маджонг» еще неплох в этом плане). Я просто понял, чтобы что-то у меня осталось в голове, новым знаниям нужно найти применение. Что-то изливалось в литературе, как образы, идеи, что-то я просто обдумывал при чтении. Я читаю медленно, 30-50 страниц в час, поэтому у меня есть время обдумать прочитанное предложение, абзац, прожевать авторскую мысль, визуализовать ее. Если я этого не делаю, текст просто уходит потоком букв.

- Как интересно! Многие ныне популярные системы скорочтения базируются на том, чтобы отучить читателя от чрезмерного внимания к тексту, учат пробегать глазами строки, не концентрируясь, мол, мозг и так воспринимает информацию, без проговаривания и смакования (что порой действительно так). Но ты уже второй мой собеседник, который рассказывает о визуализации прочитанного, благодаря чему сюжеты книг годами остаются в памяти! Возможно, визуальный метод – для художественной литературы, а скоростной – для научной и деловой…
- Когда я прочел о Джордано Бруно и его эйдетической памяти, мне захотелось иметь такую же память. И я начал старался понимать, визуализировать, находить закономерности, схожести и расхожести везде, где только можно. И да, память стала лучше, но это не совет Бруно. Бруно – лишь фигура, на которую я хочу равняться в способности запоминать.

- Ты еще рассказывал, что тебя переучивали с левши на правшу, ты амбидекстер?
- Я - истинный левша, то есть ручка у меня отклонена к левому глазу, в отличие от неистинных левшей, которые выгибают руку. Но тогда со 2-го по 4-ый класс получать «5» по английскому и «3» по русскому языку – было нормой – последствия переучивания. А еще я с класса 6-го постоянно крутил ручку между пальцами, да и сейчас продолжаю, это также способствует работе мозга – мелкая моторика.

- Как считаешь, существует ли универсальная модель обучения и запоминания или всё индивидуально и каждый должен вывести собственную формулу?
- Универсальная формула – это изучение методик суперпамяти и скорочтения в контексте изучения необходимого предмета, иначе ты будешь владеть техникой, но ничего не знать. Сначала ты изучаешь методику, тратишь время на ее освоение, но все это можно делать совокупно. Вот почему я иду своим путем. Моя стратегия запоминания позволяет совмещать.

- И какова твоя стратегия?
- В моей стратегии можно выявить несколько моментов: 1- интерес к теме, 2 - возможность применения, 3 - чтение материала вслух/дополнительное прослушивание, 4 -стрессовая ситуация. Вот киты хорошей памяти. Самая плохая стратегия – это зубрежка, чтобы она сработала, зубрить нужно не менее месяца строго по правилам. Это явно не для меня. Но еще более худшая стратегия – зубрить без понимания. Какая бы хорошая память ни была, через некоторое время знания ваши исчезнут, если вы их не применяете.

- Есть ли что-то, чего ты не можешь запомнить, на чем всегда прокалываешься или виснешь?
- У меня всегда была плохая память на имена, имя ничего мне о человеке не говорит, ни о его знаниях, ни о его способностях, ни о чем, даже пол и то не всегда указывает на что-то, что я могу запомнить и проассоциировать с человеком. На одной работе даже через год многих коллег не мог назвать, смотрел на бейджи.
Денис Требушников: «Стресс – лучший стимулятор сверхспособностей любого из нас»

Осваивая новое – медицинский колледж


- Ну, для того их и повесили, чтоб лишней информацией на работе голову не забивать. А сколько навыков и умений ты развил в себе сам? И примерно – за сколько времени?
- Тааак, вязание я забыл. Кройка и шитье (день-два ушло на обучение), сельхоз работы (день-два), строительство (часа три), плотничество (день), стирка (час), сантехника (день-два), поиск материала (год-два), перевод с незнакомого языка (пять дней на каждый текст), сборка ПК (день), 3D-моделирование (две недели), игра на гитаре (полгода), езда на мотоцикле (три часа), рисование (в процессе), готовка (инстинктивно), BASIC (неделя), VBA (три дня), английский (2 месяца).

- Расскажи о своих планах на каждый из этих навыков. Это важно в связи с тем, что есть теория о намерении и цели. Когда есть цель типа «я изучаю японский за 20 часов, чтобы к следующей неделе, когда я окажусь в Токио, провести собеседование на японском, рассказать о себе и презентовать свои навыки» - это сработает лучше, чем «Я хочу выучить японский, потому что я люблю восточное кино и музыку, там красиво, вот бы там побывать».
- Никаких планов, кроме английского. Да и с английским не все так просто – он мне просто нужен каждый день. Я на нем читаю, общаюсь (не только в интернете, но и с африканцами в группе), он будет нужен, когда я покину страну. Я ставлю другие цели: «Мне нужен план городского района к воскресенью, к завтрашнему дню [стрессовая ситуация] для настольной ролевой игры [интерес]». Я смотрю урок – повторяю сразу действия, адаптируя под свои задачи, импровизирую – готово! Рисование? «Мне нужно за вечер нарисовать паразитов, чтобы завтра получить допуск на экзамен». Реальные цели. Никаких «когда окажусь в Токио…» - это для меня цель нереальная, сопряженная со множеством факторов, которые могут себя проявить так, что я не окажусь там. Цель реально должна быть осуществима и насущна. Мне нужно было перевести со шведского, ибо горел сюжет, я перевел. Я помню, что переводил, какие слова были использованы в тексте. BASIC был нужен в детстве, чтобы поиграть. Мне приходилось сначала написать игру – по книжке, и это была цель. VBA (Visual Basic for Applications) была нужна, когда я разрабатывал настольную игру. Мне нужен был механизм выпадения рандомного персонажа по своим правилам в Excel’е – примеры уроков, повторение под себя. Все работает. Изучать нужно всегда под конкретную цель, все остальное – все эти навыки – это лишь инструменты для достижения цели.

- Когда ты начинаешь что-то новое изучать, ты концентрируешься только на этом и доводишь до ощутимого результата или сочетаешь? Что для тебя работает лучше – неделю в день по 5 часов занятия чем-то или каждый день по часу японский, английский, вебдизайн, вышивание, хирургия?
- В кучу всё. Всего по чуть-чуть. Смена занятий – это отдых для мозга. Сменяя занятие, я могу даже обходиться без сигарет, но если аврал (а я часто довожу до такого)…

- Ну, да, надо ж в себе сверхчеловека разбудить…
- Перекур для меня – это та смена занятия, которая позволяет изучать предмет не 5, а 10 часов, да хоть 24 часа. Это 5-10 минутные перерывы, во время которых мозг отдыхает или работает офф-лайн, дефрагментирует информацию. И все зависит от конкретной цели. Чем она дальше, тем меньше я уделяю времени изучению. Мне как-то в рассказе нужны были исключительные знания оптики – три часа, и я разбирался в теории достаточно, чтобы свободно оперировать терминами и понятиями. И да, я бы все-таки ответил, что изучаю до ощутимого результата, только степень «ощутимости» у меня под конкретные цели. Часто приходится изучать два казалось бы не связанных предмета, которые потом сливаются в точках соприкосновения. Как с изучением японского через английские уроки. Это два дела сразу, и это помогает изучить и то, и то.

- Есть стратегия 20 часов, согласно которой любой навык-знание можно освоить за это время. Есть стратегия 10 000 часов, согласно которой в любой области можно стать профи за это время. Как изучаешь интересное ты?
- Да, я смотрел видео на TED о 20 часах. Из «Алхимии слова» Яна Парандовского я узнал, что человек может стать экспертом, проведя неделю в библиотеки за книгами по выбранной специальности. Да, я это знаю, помню, но никогда не применял. Я действую амебоподобно, выпячивая ложноножки в область знаний, изучаю и понимаю, что для продвижения в ней нужны смежные знания или совершенно из другой области – и выпячиваю ложноножку в эту сторону. Вот так по кругу, как простейшая амеба, и двигаюсь. Если мне что-то нужно запомнить, я поступаю так, как на экзаменах. Читаю раз, максимум два, обязательно под музыку, без слов (не обязательно классика). Читая, текст проговариваю про себя и стараюсь его визуализировать, представить в реальности. Сплю, засыпая с мантрой «я все помню, я все знаю». Просыпаюсь, с этой же мантрой, с ней иду в душ, где обмысливаю какие-то элементы из прочитанного накануне, выстраиваю теории. Слушаю старый вариант песни «Королевская свадьба» группы «Оргия праведников», где есть слова: «Я начинаю вспоминать, как было что-то, что я знал… я начинаю вспоминать». Еще раз бегло могу пробежаться по тексту – все, я его помню на 75-90% (исключая «воду»). Через год я помню 50% этого текста. Повторить, я буду помнить вновь 75-90%. А если удается применить на практике – это уже записывается в подкорку. Если тема интересная сама по себе, для фана – я даже не прилагаю никаких усилий, я просто запоминаю, и могу воспроизвести информацию при случае, она запоминается как бы в фоновом режиме, автоматом.

Литинститут меня бы испортил, социализировал в литературную среду

- И вот уготованный тебе семьей «Станкин» остался позади, в угаре кутежа и гудежа…
- И я снова понял, что хочу быть писателем. И с 2004 по 2008гг я готовился к Литинституту. Но о нем самом я узнал случайно, чуть более чем за полгода до экзаменов, а до мая нужно было предоставить 30 страниц текста на отделение прозы. На одном из форумов в интернете я встретил Светлану из «Станкина» - преподавателя на кафедре прикладной математики, которая переслала мне много интересных книжек и брошюр для поступления в Лит. Я ей благодарен за это.

- После стишка про Янку-обезьянку и противоречивых для школьных учителей сочинений, ты писал? Что это было?
- Первый рассказ «Приключения Сэма и Бэна» написал в 1994 году. Далее по мелочи. В 2003-2005гг меня поддерживала мама моей девушки, учитель русского и литературы, которая что-то нашла в моих произведениях, когда я экспериментировал с диалектами, стилизацией под старославянский. Им обеим нравится рассказ в эпистолярном жанре, как «Дракула» Стокера - «Лохмотья и кресты», о том, как крестоносцы огнем и мечом крестили Моравию. Это история о двух девочках Эльзе и Лилит. Про вампиров писал, ужасы всякие, саспенс – был даже цикл «Emotion Gothic Strories». В это же время работал над первым романом «Исповедь Ассассина», который теперь переписываю. Работая охранником, я писал продолжение этого романа - «Некромант: Медальоны Всевластия». Написал повесть «В криках ангела» про вампиров. Это было основное мое литературное поприще. Если брать классификацию, то мои рассказы ближе к средневековым пьесам-моралите. А вообще, основной моей темой с 9 лет была смерть. Я рассматривал ее со всех сторон, пока не пришел к выводу, что она настолько прекрасна, что ее можно заслужить, лишь прожив достойную жизнь.

- Расскажи, как ты увлекся готико-средневековьем? Зачем тебе это?
- Это просто, мне было 9 лет. Я поехал в Москву с родителями. Поезда на Рижский вокзал пребывает затемно, и в метро я увидел дядьку, ужасно похожего на вампира… Это интересная история, но излишне субъективная, граничащая с паранормальным. Когда я вернулся домой, по телевизору показывали «Дракулу» Копполы по Брэму Стокеру, и я пошел в библиотеку искать все о жизни Дракулы, о вампирах и истории Румынии ХV века (Трансильвании, Дунайской Моравии, Верхней и Нижней Валахии и прочее). Это была отправная точка. Через увлечение вампирами я начал изучать историю.

- Так что тебя очаровало-то в этом? Бессмертие, кровища, кусание людей?
- Очарование? Я думал об этом. Мое очарование в понимании того, что я открыл: люди не изменились, изменились технологии, а люди такими же и остались. Мне стало интересно, как же они, имея ограниченный набор средств, умудрялись жить, создавать шедевры. И чем больше я углублялся именно в быт тех времен, я понимал, что школьная история – это домыслы. Все гораздо запутаннее и интереснее. Чем привлекла эпоха? В отличие от подлого века пороха, человек добивался доблести в бою, мужицкой отваги, когда ты бьешься в ближнем бою на смерть, ну, как на смерть, знать гибла крайне редко, от удушья или от внутренних кровотечений. Сначала это, а потом аскетизм и гротеск.
Денис Требушников: «Стресс – лучший стимулятор сверхспособностей любого из нас»

Госпитальер, конец XIIIв., фестиваль «Мирский замок», г. Мiр, р. Беларусь, 2006г.


- Ты меня совершенно изумил недавней фразой: «Тайна тут в том, что когда слышишь в обсуждении какую-либо идею или момент книги, которую не читал, тебе приходят сравнения с теми книгами, которые читал, и все новое как-то кажется уже не таким новым, есть выводы получше, удачнее, глубже. Ты высказываешь их и кажешься дико умным». Я помню, что совершенно не понимала ни твоих опусов, ни слов и терминов на обсуждениях прозы друг друга в Литинституте, страшно не хотела обнаружить это, поэтому отмалчивалась, думая «дико умный чудик!» Но ты как-то проболтался, что сам себя считал сильно недалеким по сравнению с однокурсниками – почему?
- Так и есть. Вы так красиво говорили, выражали свои мысли вслух, а я всегда делал это через силу. Вербальное общение меня травмирует и угнетает. Я всегда завидовал людям, которые умеют гладко строить устную речь, я полагал, что это от избытка знаний, тем более, я не читал мейнстрим, не читал многого из классики, мне это было либо не интересно, либо не попалось на глаза, поэтому и считал себя недоучкой.

- Ты создал образ странного органичного гота, который и внутри, и снаружи где-то сильно далеко от действительности, в которой мы живем, и казался мегаумником - почему не сложилось с Литом? Хвосты? Тебе было лень пытаться хоть на тройки собирать диплом ради того, чтобы закончить начатое?
- Ключевым моментом стали деньги. Я тогда не работал, и мог оплачивать только полтора месяца жизни в Москве. У меня были сданы все контрольные работы. В зачетке стояли три пятерки. На прощание Зое Михайловне (декан заочного факультета Литературного института им. Горького) я сказал, что еще вернусь. Жалел, поначалу, сейчас нет. Литинститут меня бы испортил, социализировал в литературную среду, в болото обсуждения вторичного. Я этого не хотел. Лит – это возможность исполнить мечту. Но корочка литработника не дает публикаций, не дает знаний жизни – сама это знаешь, протирая пыль с диплома. Поэтому, я не жалею, что выбрал медицину.

- То есть Зое Михайловне таки наврал?
- Как знать, как знать…

Если мой персонаж захочет, наверное, и на древнем языке напишет

- Сколько языков ты знаешь на уровне общения с носителем и переписки (за исключением русского)?
- Только английский. Ну, белорусский, потому что всегда жил рядом. Если не считать английский, все другие языки мне нужны, чтобы искать материал. Как-то я перевел со шведского трибунал над рыцарь-майором Магнусом Хансеном, который сдал фрегат «Венус» капитан-лейтенанту Роману Васильевичу [Роберту] Кроуну, командиру куттер-брига «Меркурий» в 1789г. (не путать с бригом и фрегатом «Меркурий» в Черном море). Мне нужен был этот материал для рассказа. Я взял и перевел. То же самое с немецким, итальянским. Есть у меня книга 1848 года по старонорвежскому языку (ныне на нем говорят в Исландии) – я по ней английский доучиваю.

- Насколько хорошо ты владеешь латынью и древнеанглийским? Зачем ты изучаешь древние языки – выделиться и обособиться от мейнстримовского социума еще больше или есть некая задача для этого?
- Латынь мне нравится, если раньше я считал этот язык магическим, то теперь он просто основной, на который я нанизываю все прочие европейские языки. К тому же есть много интересных книг на латыни, которых нет ни на одном языке мира. Например, «De Magia», «De Magia Mathematica» и «Theses de Magia» Джордано Бруно, в которых очень много интересных вещей, например, выражение, приписываемое Декарту, сравни: “Duplex est natus naturalis: rectus et circularis” (Двойственны естественные пути: прямой и по окружности) Бруно и из Википедии о Декарте: «Декарт в своей системе, как и Хайдеггер позднее, выделял два модуса существования, — прямой и криволинейный». Мне кажется это весьма странным. Древнеанглийский позволяет мне проникнуть в мир средневековой Британии, понять корни как русского, так английского, германских языков, родства народов. Ради выперндрежа языки я не изучаю, на все у меня есть цель – язык же – инструмент.
Денис Требушников: «Стресс – лучший стимулятор сверхспособностей любого из нас»

Игротека в библиотеке - литераторы играют в D&D (Подземелья и драконы).


- Как ты изучал японский? Практиковал ли его с носителями?
- Нашел в соцсети американские аудиоуроки, слушал, выполнял задания. А потом я понял, что это мне даст только общение, но кандзи я прочесть не смогу. А чтобы читать кандзи, нужно знать две азбуки: катакану, которой пишутся иностранные слова, и хирагану, которой пишется чтение кандзи – сложных, составных иероглифов. Я не выучил его. Не хватило усидчивости. Хотя что-то я могу сказать, что-то могу прочитать. Японский нельзя выучить в отрыве от японской культуры – а у меня нет миллиона рубликов, чтобы туда поехать и пройти курсы.

- Уверяю тебя, погрузиться в культуру любой точки мира при желании можно не выключая ноута, скажи а верно ли я понимаю, что ты пишешь стихи на древних языках? Тебя распирают музы на латыни или это упражнения, когда ты по схеме рифмуешь слова языка и получаешь стих?
- Последний стих на латыни я написал в 2005 году 5-го марта «In literis vivit» - «Жизнь, прожитая литературой». Вот тогда это было странно. У меня со стихами вообще проблема. Я не поэт, поэтому мучаюсь с законами и правилами, стараясь им следовать, хотя есть у меня персонаж, ты знаешь ее, она у тебя в друзьях в соцсети (ехидно улыбается), я написал ее для продолжения «Синего Бедлама», вот она стихи рекою выдает. Если этот персонаж захочет, наверное, и на древнем языке напишет. А главное, этот персонаж сознательно нарушает все правила стихосложения.

- А о чем твоя проза? Почему и зачем ты создаешь странные, мрачные и непонятные многим опусы? Какой смысл, задачи в них ты видишь для себя как автор?
- Моя проза всегда о жизни и смерти. Еще в «Emotion Gothic Stories», о которых я рассказывал, я решил, что буду доказывать сладость, радость и величие жизни от обратного, показывая ужасы смерти, к чему приводят неправедность и пороки. Другая сторона, уже больше пост-Литинститутского периода, это люди. Я пишу о людях и для людей. Один мой персонаж в «Некромант: Медальоны Всевластия» высказался: «Люди настолько расхожи меж собой, что в этом удивительно похожи». И я с ним согласен. Поэтому люди у меня такие странные, непохожие, но в чем-то где-то узнаваемые, иногда даже отвратительные и отталкивающие – если этого не происходит, моя работа как автора не удалась.

- Тебя обижало, что твои тексты редко понимаемы и воспринимаемы или ты намеренно создаешь чтиво для избранных и потешаешься над неспособными осилить твоё творчество?
- Конечно обижало, и обижает сейчас. Люди просто не хотят думать. Им нужно разжевать до того уровня, при котором они и тупыми себя не чувствуют и не говорят, мол, автор держит меня за идиота! К сожалению, я не знаю, где эта планка. Еще в поисках. Есть также момент, который несколько меня пугает, когда я перечитываю свои старые произведения, в них попадаются слова, которых я сам не знаю…

На первом курсе я задумался: в детстве я играл с отцовским скальпелем…

- Как в твоей истории появилась медицина? Чем и почему она тебя зацепила в момент обучения в Лите?
- Не зацепила. В начале 2011 года я вновь захотел пойти учиться. Но мне поставили условие: прежде чем вернуться в Лит, будь любезен, заимей нормальную корку диплома.

- Погоди, а диплом Литинститута – ненормальная корка?
- Для моих родителей – нет. Я встал перед выбором: Псковский педагогический или Великолукский медицинский. Я выбрал педагогику. Я хотел пойти на учителя… английского языка. И планомерно готовился к этому, самостоятельно штудируя распечатки уроков репетиторов. А потом я узнал, что у них нет внутренних экзаменов, а с ЕГЭ уже пролетел. Так я пошел в медучилище, где меня взяли на фельдшера с руками и ногами. И уже на первом курсе я задумался: в детстве я играл с отцовским скальпелем (он использовал его в электронике), затем нашел книжку «Хирургические узлы» у себя дома, где нет ни одного медработника даже среди родственников, в школе оказался в химико-биологическом классе, ибо он был самый нормальный, как мне казалось…

- Ходил на олимпиады по биологии!
- Да! А в 2006 спас девицу, которая тонула… Было еще несколько историй по мелочи, осознавая которые я понимал, что всю жизнь, стремясь к литературе, не замечал, что Вселенная подгоняла меня к медицине.

- Как здорово, что ты это замечаешь-понимаешь!
- А после коллежда я даже успел попасть в программу, по которой фельдшеры сдают только биологию при поступлении в медицинский вуз. Когда делал справку 086/у – каждый абитуриент знает, что это за листик для медицинской комиссии – мне ставили печати бесплатно – тоже акция была, а так – это платная услуга. Всё складывается так, чтобы оставить меня в медицине.
Денис Требушников: «Стресс – лучший стимулятор сверхспособностей любого из нас»

Бригада спасателей (Медколледж. Практика на Станции скорой медицинской помощи)


- А теперь главная загадка для меня. Когда-то для меня было тотальным тормозом и больше всего удивило в твоем решении то, что личность врача предполагает какое-то априорное внутреннее тепло и приятие человека страдающего, желание ему помочь, невзирая на вопли, испражнения, язвы, запахи, заразность и прочее – некую внутреннюю цельность, аналогичную абсолютной любви и принятию. В Литинституте ты не производил впечатления человеколюбца, способного мириться со сварливыми больными – это была маска?
- В училище я шел твердым теоретиком в погоне за корочкой ровно полгода. Затем был случай, когда мы изучали особенности работы с пожилыми людьми, и меня с товарищем отправили на практику помогать перевозить старика в другую больницу. Перенесли, и тут возникает его жена, которая хочет с нами, но никак не может сама забраться в «буханку». Я подхватываю ее за подмышки и помогаю забраться в салон. Через пять минут, она поднимает руку, двигает ей и говорит: «Спасибо, хорошим доктором будете, три неделю руку не могла поднять, а вы подняли за подмышки и все, даже не болит…» - вот такое отношение, такая благодарность реально меняет людей. Я остался мизантропом, я не сердобольный. Я буду делать должное, ибо так надо, ради вот такой вот благодарности. Я «перегорел» гневом, презрением и отвращением на практике в доме престарелых инвалидов, где за три часа на руках перетаскал 40 немытых, не чистых и плохо пахнущих стариков «в ароматах и красках весны». Стиснув ноздри, я терпел. Но в конце получил заветные: «Вот, вот это доктор! Не брезгует, не возмущается, пришел, помог, сделал». Похвала в медицине – вещь магическая. Со времен Лита я стал еще спокойнее, у меня просто ангельское терпение.

- Восхитительно! Вот не зря мне чуялось за твоей зловещей маской что-то невероятно иное. Да и сейчас чуется, что я не раз еще буду восхищаться твоими успехами. Но и нынешние удивляют предостаточно. Ты сдаешь экзамены на ОТЛ и в училище, и в вузе - это искренний интерес или наработанная до автоматизма стратегия запоминания?
- Я думаю, это скорее, стратегия запоминания. Дело в том, что с 9-го класса, когда впервые применил этот подход, мне нужно один-два раза прочесть, чтобы запомнить большой объем материала. Даже объем не важен, важен сам факт чтения. И поскольку медицина – это такая взаимопроникающая наука, то что бы ты не изучал, всегда найдется что-то, что ты уже знаешь, к этому пристраивается новое… Это мое амебоподобное движение. Мне подходит, и дается легко.

- Ты еще рассказывал про чтение под музыку…
- Да, если читать под музыку задействуются зоны Вернеке, которые способствуют памяти и вспоминанию, а если минут пять-десять поиграть - задействуется чуть ли не весь мозг в этот процесс. Любое напоминание этой песни, композиции - и опа! - чудо. Ты все помнишь, вспоминаешь даже то, чего не знал. Например, у меня есть ритуал: после того, как я за день перед экзаменом прочел весь материал, я даже не пытаюсь выучивать. Я, засыпая, повторяю мантру "Я всё знаю, я все помню". Утром я снова ее повторяю, и вспоминаю ключевые обрывки того, что прочел, затем ставлю эту песню и слушаю... и подпеваю только две строчки: "Я начинаю вспоминать, как было что-то, что я знал. Я начинаю вспоминать!". А вообще все это началось в школе, когда мне было лень делать домашки, и я старался запомнить то, что рассказывали учителя. На трояк я мог спокойно рассказать, даже не заглядывая в учебник. Но до Джордано Бруно мне еще очень далеко, и поздно. Вот у кого реально была эйдетическая память!

- Ты всегда используешь один метод запоминания или разные, в зависимости от типа информации: термины, числа, картинки (типа виды тканей тела)?
- Термины я не учу, определения тем более, еще со школы. Говорить терминами – говорить ни о чем. За каждым термином есть эксперимент, теория – название их есть их суть. Понимая одно, понимаешь другое интуитивно. Числа… я предпочитаю их записывать, тоже не запоминаю. Повторение и применение позволяют помнить лейкоцитарную формулу и ранжир параметров крови, например. Картинки – я запоминаю быстро. Но если мне нужно изучить элементы на картинке, я ее разбираю. С тканями просто – базис – клетка, группы клеток найти уже не проблема, главное, помнить их функции и возможности. Анатомия – вот предмет, который всех пугает. Там нет ничего сложного, даже если учить по картинкам, а не на препаратах. Сначала читаешь, потом называешь, подглядывая в название по-русски, а затем переводишь на латынь. Все 4 раза прочел, из них три раза по картинке, сфокусировал картинку в голове (не одна же там картинка, а несколько с разных сторон), всё, ты запомнил. Да, это та самая зубрежка, только без картинки зубрежка не имеет смысла, это для тех, кто не может, как я – раз прочесть, на следующий день один раз выписать с десяток слов, и ответить на хорошо или отлично.

- Ты говорил, что тебе удобнее и эффективнее изобретать велосипед вместо использования уже существующих и проверенных стратегий обучения, запоминания – почему?
- Знаешь шутку, чтобы стать успешным, нужно выйти из зоны комфорта, говорит человек в особняке в Лос-Анджелесе российскому студенту, живущему в комнате на троих в общежитии на стипендию в 1500 рублей. Многие методики просто не подходят в силу разности условий. У меня условий для того, чтобы применять эти методики, нет. В них обязательно найдется какой-нибудь элемент, который мне нужно будет заместить самостоятельно, а как человек – я ленив. Хочу так и все. Нет нужного элемента, до свидания, без вас справлюсь. Поэтому изобретение велосипеда – это мой путь, мой увлекательный и самохвальный путь. Сам понял, сам себя похвалил, радость. Все техники имеют одно общее требование – заинтересованность. У меня нет к ним интереса. Они должны быть инструментом, а не самоцелью. Вот почему они мне не подходят. Если методика шла в контексте изучения, скажем, астрофизики – она имела бы успех у любителей космоса и Вселенной. Мой же подход: не вырабатывать и не обдумывать стратегию запоминания, мой подход – изучить знания, запомню я их или нет – не важно. Я хочу знать, и запоминаю, ибо знания нужны везде.
Денис Требушников: «Стресс – лучший стимулятор сверхспособностей любого из нас»

На зачете в медицинском колледже, Великие Луки


- Наверняка ты в курсе, что самая быстрая и прочная память – визуальная. Любой человек без патологий при вопросе «Какого цвета твой холодильник» или «В какой комнате у тебя диван-телевизор-кровать» тут же вообразит пространство и упоминаемый предмет. Большинство нынешних курсов по суперпамяти базируются на прокачке визуальной памяти. Использовал ли ты какие-либо методики типа «метод Цицерона», «цепочки образов», буквенно-цифровой код?
- Я знаю, что 90% информации поступает через глаза, это для меня не секрет. Да использую, только без понятия, как они называются, это необходимо для вспоминания. Но «прокачивать» на «цвете холодильника» пустая трата времени, человек будет помнить только цвет своего холодильника. Зачем? Нужно реальное практическое условие: какое расположение имеет нужная цитата на странице в конкретной книге; в какой цвет окрашивается секрет желез при дополнительной окраске и т.д. Это техника известна еще со Второй Мировой войны, так готовили разведчиков: стол, тридцать предметов, минута на запоминание, убирается один предмет - назови предмет, который убран, его цвет и особенности.

- Ты круто запоминаешь материал в меде, чтобы успешно сдавать экзамены. А на практике получается вызывать в памяти нужные знания? Как? Сами собой приходят или по какой-то схеме, стратегии?
- Сами приходят. Самый страшный вопрос в училище был от преподавателя педиатрии, врача. Она ходила по аудитории, подходила сзади, клала руку на плечо и вкрадчиво спрашивала: «Вам есть что добавить?» В ужасе мозг начинает вспоминать даже то, чего, казалось бы, не знал. Стресс – вот средство для вспоминания, срочная необходимость. Есть только проблема с теми предметами, где реально требовалось зубрить – фармакология – вот ее не помню вообще, да и по жизни с лекарствами редко сталкиваюсь. Это единственная наука, где мне не удается сходу вспомнить нужную информацию, хотя у меня были составлены ментальные карты на некоторые группы препаратов. В общем-то, их я и помню (они же мне на экзамене и попались).

Медицина – это хобби. Моя работа – литература

- Каковы твои планы в медицине? Ты как-то мне писал что-то про Восток, Канаду – становится ли это реальнее с каждым шагом к диплому врача? Ты видишь свои цели яснее или они претерпели изменения?
- Восток, Канада, Швеция, Новая Зеландия – все это мечты, которые мне нравятся, к которым я иду, но не устремленно. Я редко ставлю цели далее полугода. Вот у меня есть цель получить корочку врача, для этого мне нужно сдать текущую сессию, а до сессии нужно получить зачеты. Чтобы получить зачеты, нужно сдать материал на практическом занятии. Я это делаю. И продвигаюсь. Тихонечко. Доберусь и до Канады (надо всего пару миллионов рублей или три).

- Или просто идти по своему пути, который приведет тебя туда так же, как в медвуз, если это действительно твое. А есть у тебя ясность о специализации? Хотелось бы тебе изучать в медицине что-то конкретное, нырнуть куда-то или пока устраивает широта охвата?
- Меня радует широта охвата. Нам вдолбили, что фельдшер – это универсальный медик, он должен знать как врач, и все уметь как медсестра. Поэтому пока я остановился на терапии. Но есть области, которые у меня хорошо идут - кардиология, есть области, которые мне интересны, - мозг и нейрофизиология, нейропсихология, а есть области, в которые меня затаскивает, как, например, абдоминальные боли.

- Стыдно признаться, а мне всегда казалось, что терапевт – самая поверхностная специализация… Денис, для многих наверняка было странно, что ты в почти под 30 лет пошел учиться на врача, - расскажи, были ли в тот момент для тебя тормозные факторы: родственники, которые отговаривали или хихикали, мол, куда ты, старый, полез! Были ли собственные стопперы – там же химия-физика нужны, всякие науки, а ты типа гуманитарий, тяжело ж! Ты что-то преодолевал в момент перехода с рельсов гуманитария со странной прозой на путь врача с понятным, нужным и всегда-везде востребованным ремеслом?
- Мать мне сказала: хочешь – иди учись. Врачи, которые преподавали в училище, говорили: «Есть возможность – обязательно иди учись». Братья, которые в 40 лет получали второе высшее, а кто-то первое, – тоже твердили: «Учиться не поздно, если бы мы в свое время…». Я ж говорил, я третий сын. Они – умные. Я не иду по их стопам. Конечно, есть люди, которые не понимают или спрашивают «Это ж во сколько ты закончишь учиться?», «А семья? Дети?», «Зачем, ты закончишь учиться на пенсии!» - я даже не слушаю этих идиотов. Если для них жизнь закончилась в 24 года, это не значит, что я должен следовать их примеру. Я знаю биологический потенциал человека, знаю, что не выгляжу на 30 лет…

- У нас знак зодиака такой, мы хорошеем с годами, так что все идет по плану…
- Ну вот, я просто знаю больше их, чтобы жить и наслаждать жизнью, познавая новое, и не быть рабом, выплачивая ипотеку. Медицина – это хобби. Моя работа – литература. Я и сейчас пишу стихи и прозу, участвую в «Чемодане стихов» - это ежемесячный конкурс новгородских поэтов при сети библиотек «Библионика», в «Эхе» - клубе переводчиков-подстрочников при Союзе писателей в Новгороде, в «Уроках стихосложения» от Союза писателей в Новгороде, и во множестве мероприятий, вроде пятнично-субботних игротек в библиотеке, где собираются литераторы. Медицина – средство получения новых знаний и просто интересная наука, да еще дает возможность общения, побыть благородным человеком. Что еще надо?
Денис Требушников: «Стресс – лучший стимулятор сверхспособностей любого из нас»

«Чемодан стихов» на выезде. Софийская площадь, Великий Новгород, сентябрь 2016г.


- То есть медицина – не миссия? А как ты представляешь свою жизнь с дипломом врача, в общих чертах и очень условно: ты врач, с 8 до 14 принял больных или посетил как семейный врач своих подопечных и весь день пишешь романы, так?
- Уехать в Швецию, Канаду, пройти переобучение, получить лицензию и работать, как нормальный человек, для поддержания основного ремесла. Просто подработка врачом лучше оплачиваема и дает намного больше материала для творчества.

- А бывали разочарования, ужас, неприязнь к тому, что приходится делать во время изучения медицины? Как преодолел, не бросил, не ушел?
- Поначалу все было. Я пришел теоретиком, гуманитарием, но сломали, и на выходе, я стал практиком, медиком. А медик – это гуманитарный технарь. Когда сталкиваешься с практикой – все совершенно другое, все становится реальным. Стресс, вспоминание, действия. Стресс – лучший стимулятор сверхспособностей. Нужно – берешь и делаешь, ибо никто не будет за тебя это делать. Терпишь и делаешь, потому что можешь. Я никогда не жалел о том, что некоторые знания не могу применить, их у меня применяют мои персонажи, которых я создаю в текстах, онлайн-играх. Литературу я не забросил, она наоборот помогает в медицине. Очень много пациентов с различными знаниями – чем больше знаешь в их специальности, тем больше к тебе доверия. Также это помогает что-то им объяснить доступным им языком. Все, что я изучал когда-либо, - применяется, все нужно и полезно.

- С отличием окончив медучилище, почему ты не попробовал поступить в столичный вуз? У тебя нет амбиций типа «учиться в лучшем вузе у лучших» или у тебя нет иллюзий, что всё лучшее в Москве?
- Я дважды учился в столичном вузе. А после того, как вылетел из «Станкина», я поступил сразу в три вуза: Академию Нестеровой, РГГУ и МГТУ им. Баумана. Отсутствие денег ускорило мой отъезд домой. Я всегда знал, что могу поступить в любой вуз, независимо от специальности. Но медицина – это реальный хардкор. Почему Новгород? Знаешь, приятно говорить, я учился медицине в великих городах России: Великие Луки, Великий Новгород. Но если честно, в Новгороде фельдшеров брали в медицинский без экзамена химии. Прошел на халяву, грубо говоря. Я мог бы пойти в столицу после училища, но халява… сделала свое дело. Я ж ленивый. А тут – одна биология, бюджет, общага, стипендия. Ни о чем не жалею. А амбиций у меня вообще нет, они прошли с максимализмом, когда с 21 года я готовился стать Нобелевским лауреатом по литературе в 25 лет.

- Ну, не в 25, так попозже, скорректируй программу и – вперед!
- Я просто живу в свое удовольствие, получаю и делюсь своими знаниями с другими, где-то прямо передавая их, где-то объясняя сложные места метафорами, где-то в прозе. Москва – это большая деревня, мне там также комфортно, как и в Новгороде. Я никогда не восхищался Москвой, я влился в русло за пару дней, в августе 2003-го. Через неделю меня, как истинного москвича, бесили приезжие, которые глазеют на лепнину в метро и занимают левый ряд на эскалаторе, по которому я поднимаюсь. В остальном, люди как люди, чуточку начитаннее, чуточку более грамотные в речи и с более широким кругозором. Это хорошо, но все это есть небольшими теплыми компаниями в других городах.

- Ты совершенно прав! Твой путь прекрасен, пусть он ведет тебя к реализации мечт, стремлений и целей, укрепляя и совершенствуя твои любопытнейшие стратегии! Удачи!


С историей об оригинальных стратегиях самообучения необучаемых – Ирма Каплан
Фото из архива Дениса Требушникова
скачать dle 10.4фильмы бесплатно
Похожие новости
  • Стас Гуревский: «Редкий оратор оказывается интереснее телефона»
    Стас Гуревский: «Редкий оратор оказывается интереснее телефона»
    Эта история будет о том, как распознать своё дело жизни, стать в нём экспертом и занять почти пустующую нишу своим презентационным агентством....
  • Юрий Коротков: «Я ползал под вешалкой, чтобы отыскать копеечку на сигареты»
    Юрий Коротков: «Я ползал под вешалкой, чтобы отыскать копеечку на сигареты»
    С Юрием Марксовичем Коротковым я заочно познакомилась ещё во времена постсоветской юности, когда впервые увидела фильм «Авария – дочь мента». Ух, и...
  • Ромео Бондарев: «Сначала родилась сверхидея, мечта на фоне негодования»
    Ромео Бондарев: «Сначала родилась сверхидея, мечта на фоне негодования»
    Я узнала о Ромео и его мастерской по настройке фортепиано, когда решила попробовать настроить свой инструмент, который пел, как мог с момента своего...
  • С чего начать кардинальные изменения себя и своей жизни: алгоритм Джеймса Альтушера
    С чего начать кардинальные изменения себя и своей жизни: алгоритм Джеймса Альтушера
    Программист, инвестор и предприниматель Джеймс Альтушер опубликовал на TechCrunch очень простой, полезный и честный мануал для тех, кто хочет...
  • Лариса Парфентьева: «Самую сильную боль человек испытывает тогда, когда не может реализовать себя»
    Лариса Парфентьева: «Самую сильную боль человек испытывает тогда, когда не может реализовать себя»
    Я невероятно рада тому, что серию моих интервью в рубрике «Свой бизнес» открывает беседа с Ларисой. Человеком, которого я никогда не видела, знаю по...
  • Вас может это заинтересовать
  • Стас Гуревский: «Редкий оратор оказывается интереснее телефона»
    Стас Гуревский: «Редкий оратор оказывается интереснее телефона»
    Эта история будет о том, как распознать своё дело жизни, стать в нём экспертом и занять почти пустующую нишу своим презентационным агентством....
  • Юрий Коротков: «Я ползал под вешалкой, чтобы отыскать копеечку на сигареты»
    Юрий Коротков: «Я ползал под вешалкой, чтобы отыскать копеечку на сигареты»
    С Юрием Марксовичем Коротковым я заочно познакомилась ещё во времена постсоветской юности, когда впервые увидела фильм «Авария – дочь мента». Ух, и...
  • Ромео Бондарев: «Сначала родилась сверхидея, мечта на фоне негодования»
    Ромео Бондарев: «Сначала родилась сверхидея, мечта на фоне негодования»
    Я узнала о Ромео и его мастерской по настройке фортепиано, когда решила попробовать настроить свой инструмент, который пел, как мог с момента своего...
  • С чего начать кардинальные изменения себя и своей жизни: алгоритм Джеймса Альтушера
    С чего начать кардинальные изменения себя и своей жизни: алгоритм Джеймса Альтушера
    Программист, инвестор и предприниматель Джеймс Альтушер опубликовал на TechCrunch очень простой, полезный и честный мануал для тех, кто хочет...
  • Лариса Парфентьева: «Самую сильную боль человек испытывает тогда, когда не может реализовать себя»
    Лариса Парфентьева: «Самую сильную боль человек испытывает тогда, когда не может реализовать себя»
    Я невероятно рада тому, что серию моих интервью в рубрике «Свой бизнес» открывает беседа с Ларисой. Человеком, которого я никогда не видела, знаю по...
  • Все анонсы
    В начале осени в Москве откроется новая торгово-выставочная галерея Zian, не имеющая аналогов в России.
    23-07-2017, 03:11 Подробнее

    Подготовка к XXIX выставочному мероприятию CPM – Collection Première Moscow идет полным ходом. В период с 30 августа по 2 сентября представители международной модной индустрии снова встретятся в Москве, где на территории ЦВК „ЭКСПОЦЕНТР“ будут представлены модные коллекции сезона весна/лето
    24-06-2017, 01:53 Подробнее
    Все гости
    Дмитрий Янковский - оперный и эстрадный певец, актер, солист театра «Геликон опера», исполнитель главных ролей в мюзиклах «MAMMA MIA!» и «Красавица и чудовище» компании «Stage Entertainment», солист музыкального проекта «Новые голоса» и проекта «NeoClassic» - Новая Классика Дмитрия Янковского.
    1-11-2015, 17:34 Подробнее

    В этот раз гостем нашей редакции стал талантливый, многогранный и крайне творческий человек. Владимир Преображенский - журналист, пресс-секретарь Гильдии ювелиров России и Ювелирного дома «Эстет», обозреватель журнала «Эстет», музыкант, автор и продюсер фестиваля «Бархатное подполье», лидер
    5-10-2015, 16:15 Подробнее
    • Статистика
    • Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
    Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl  +  enter
    Возрастная категория сайта 12+
    © 2015, все права защищены / www.fg24.ru
    Создание сайта SM Web Studio
    X

    Имя


    сообщение!