Александр Шаенко: «Не обязательно быть Илоном Маском или работать в «Роскосмосе», чтобы изобретать и запускать космические аппараты»

Комментарии: 0 Просмотры: 1452
7-04-2016, 01:53
Эта история началась с марсианина, то есть с «Марсианина», «Интерстеллара», «Гравитации», «Гаттаки», «Королёва»… Словом, с космического Старого Нового года, который я себе устроила, пересмотрев полдюжины фильмов про космос. Как известно, куда направлено внимание, туда и следует человек, вот и я, сама того не осознавая, сёрфила интернет и вышла на проект «Маяк» - компанию энтузиастов, вознамерившихся запустить в космос самодельный спутник. Ну, ничего ж себе, думалось мне, под перелистывание электронных страниц биографии Илона Маска. И у нас такие есть! А не порасспросить ли их, как они это делают, ведь сама намедни задавалась вопросом: неужели у наших миллионеров с островами и парками частных самолётов-вертолётов нет мечт о космосе, чтобы инвестировать в частные космические исследования и запуски? Был вопрос – появился ответчик - Александр Шаенко, руководитель и идейный вдохновитель проекта «Маяк» - первого в современной России космического спутника, который будет запущен на орбиту совместными усилиями обычных людей.
Александр Шаенко: «Не обязательно быть Илоном Маском или работать в «Роскосмосе», чтобы изобретать и запускать космические аппараты»

Александр инженер, сам разрабатывал и конструировал космические аппараты, а потом, заметив, что десятилетиями в космической отрасли ничего не происходит, кроме выделения бюджетов и работ над разработками, решил заняться результативными проектами в аэрокосмической отрасли сам. Основная его ориентация, как ни забавно, не на капитал или господдержку, а на энтузиастов. Он уверен, что сегодня, как в советское время, сотни конструкторов, изобретателей корпеют над своими идеями в одиночку по всей стране. Но если объединить усилия и заниматься любимым делом сообща, можно снова запускать в космос спутники, исследовать и разрабатывать, открывать и изобретать.

Для этого Александр возглавил образовательную программу «Современная космонавтика» в Университете машиностроения (МАМИ), читает лекции о космосе для специалистов и любителей по всей стране, работает над запуском на орбиту первого любительского спутника «Маяк» и ведёт сообщество «Твой сектор космоса», мечтая разрабатывать технологии дальних космических полетов.

Учились программировать и разрабатывать безумные проекты по запуску ракет из покрышек


- Александр, 1 февраля вы с командой открыли на краудфандинговой платформе Boomstarter кампанию по сбору пожертвований на запуск самодельного спутника «Маяк». Сейчас без малого четверть миллиона из заявленных полутора собрано, что, на мой взгляд, очень неплохо, а вы как оцениваете?
- Мне бы хотелось больше. Денег на подготовку запуска нужно очень много.

- А с чего всё началось? Как вы оказались в космической отрасли на явно нелюбительских началах?
- Родился я в Харькове, где мой отец заканчивал высшее военное командно-инженерное училище ракетных войск имени Маршала Советского Союза Н.И. Крылова.

- Ага, без вариантов!
- В некотором роде, да. Его определили служить на Дальнем Востоке, и мы отправились всей семьей в село Галёнки в Приморском крае. Там находится один из двух крупнейших (первый – в Евпатории) цельноповоротных радиотелескопов РТ-70 – это огромная такая тарелка, диаметром 70 метров, которая работает с очень дальним космосом, включая окраины Солнечной системы. Там мы прожили три года, после чего отправились на Камчатку, в часть космических войск. И в течение всей службы отец занимался управлением полетами пилотируемых станций и кораблей. Тогда еще «Салют-7» там была, потому был «Мир», МКС.

- Вас пускали к нему на работу?
- А как же! Он часто брал меня с собой на службу, многое показывал-рассказывал, очень было интересно. Но, надо отметить, не я один был такой уникальный. В городке у многих родители работали в космической отрасли и из-за того, что дома некому было сидеть с детьми, мы – детвора – частенько ходили с родителями на работу, видели космонавтов, которые к нам приезжали. Но таких, как я, был целый городок, а не многие продолжили интересоваться и заниматься космосом, когда выросли.

- Это очень интересное замечание, Александр, так как есть предположение, что успех в той или иной теме, отрасли, якобы закладывается местом рождения, средой, окружением. А вы так упорно это хотите опровергнуть. Может быть, книгами специальными космическими зачитывались?
- Конечно, я как раз в январе был на Камчатке, в своей школе – с лекцией выступал. Там была огромная библиотека. И в Доме офицеров военного городка была библиотека – я там много читал фантастики – отечественной – Ефремов, Стругацкие, зарубежной огромное количество…

- Да-да, я в 2000-ых застала доходящую библиотеку Дома офицеров своего военного городка, где побывала библиотекарем – ох, и богата ж она была на такое чтиво!
- А еще у меня был друг Кирилл Шевченко, у которого родители выписывали огромное количество книжек. У них в доме все полки были заставлены книгами. А потом отец Кирилла научил меня программировать и мы на старом ГДР-овском компьютере Robotron с зелено-черным экраном учились программировать и разрабатывать безумные проекты по запуску ракет из покрышек.

- Когда МГТУ им. Баумана появился?
- В выпускных классах школы я переехал в Москву, и стал задумываться, где поблизости можно изучать космические специальности…

- А ваши родители участвовали в выборе вуза, советовали что-то? У них на вас планов не было? Типа – пойдёшь по стопам отца в военное училище…
- Мои родители тогда уже развелись и женились во второй раз…

- А, не до вас было.
- Ну, свои заботы, да. Мне никогда не навязывали, кем быть. Даже когда у меня были мысли, а не пойти ли в армию, чтоб продолжить дело отца и деда, отец отсоветовал. Тогда как раз всё плохо в армии стало – на рубеже веков. И такого как «Сынок, я тебя рощу для того, чтобы ты покорял звёзды!», конечно, не было. А вообще у Лёши Крылова – моего друга – брат учился в Бауманке и как раз на ракетной специальности. И вот я стал ходить на подготовительные курсы, и нас однажды на каникулах повели в музей вуза, где, как я узнал, учились Королев, Сухой, Туполев – плеяда великих конструкторов – я тогда расстроился, смогу ли я поступить, получится ли…

- Получилось?
- Ну, да, из нас троих, с кем мы ездили на курсы, поступил в московское отделение я один. Наверное, школа на Камчатке была хорошая, и я смог с помощью курсов дотянуть до нужного для поступления уровня.
Александр Шаенко: «Не обязательно быть Илоном Маском или работать в «Роскосмосе», чтобы изобретать и запускать космические аппараты»

Как из такой простой формулы может получиться такая прекрасная ракета?!


- Когда интерес к космонавтике стал осознанным, полноценным, свободным от «надо поступать», «в каком вузе можно изучать космонавтику?»
- На 4 курсе, когда на одну из пар к нам на факультет Специального машиностроения, где преподают оборонные и космические специальности, пришел замдиректора НИИ при факультете и приглашал нас работать там. Я, Леша Крылов, который меня в Бауманку заманил, и Женя Космодемьянский отозвались и стали заниматься разработкой космических антенн, которые в космосе раскладываются и становятся большими, а здесь, на Земле, компактные. У нас задача была сделать их еще компактнее и легче. Мы втроем исследовали раскрытие этих антенн в космосе, писали уравнения, проводили эксперименты. И тогда я впервые почувствовал некое удовольствие от инженерного творчества, понял, как наши знания и расчеты могут применяться в космической отрасли.

- До этого 4 года учебы вы сомневались, что вас учат чему-то нужному и востребованному?
- Скорее, было недоверие некоторое, будто нас учат каким-то учебным мелочам, а настоящее космическое не дают. Настоящие ракеты и спутники делаются не так, - казалось мне. Есть какие-то секретные формулы, методички, которых нам почему-то не дают.

- Но откуда такие подозрения, мистер Малдер, есть основания?
- А все потому, что на втором курсе нас повезли в демонстрационный зал Бауманки, в поселке Орево, там в огромном ангаре – настоящие ракеты. И когда я впервые вблизи увидел ракету, я понял, что это нечто волшебное совсем! Огромная ракета высотой с 10-этажный дом с толщиной стенки в 2 мм! И как такая ракета, которую, если пнуть – она прогнется – летает в космос?!

- И правда ж, как? Она не должна ли сгореть или расплавиться в атмосфере?
- Вот тоже вопрос, почему не сгорают, не ломаются, как двигатели с виду хлипенькие работают?!

- Сверхпрочный материал?
- Нет, это алюминиевый сплав.

- Ээ, простите, но, что за…?!
- Вот, понимаете! И я тогда понял, насколько это гениальные изобретения! И люди, которые их изобретали, делали, и само производство этих ракет – что-то совершенно волшебное. А наши простенькие формулы – ну, что это такое! Как из такой простой формулы может получиться такая прекрасная ракета?!
Александр Шаенко: «Не обязательно быть Илоном Маском или работать в «Роскосмосе», чтобы изобретать и запускать космические аппараты»

- А бывали моменты во время учебы, когда вы сомневались в верности своего выбора, что все эти формулы и ракеты – дело, которому вы хотите посвятить жизнь, - не то?
- Нет, скорее было ощущение, что все туда, все, как надо, даже когда поначалу казалось, что-то лишним или неуместным типа не очень космических предметов, которые потом пригодились. Правда, на старших курсах становилось очевидным, что много денег на этом деле не заработаешь…

- Вот, расскажите, вам не бывало страшно или грустно оттого, что дело любимое, у вас оно спорится, но денег-то не принесет, а то и найти себе применение будет не просто?
- Честно говоря, нет, не было на это времени. Я был не москвич, и работать за небольшую зарплату не мог, надо было снимать жилье, так как я тогда жил уже отдельно и самостоятельно. С общагой в Бауманке было туго, и на втором курсе я вынужден был искать работу. И нашел её в «Интерпочте» - ночным сортировщиком газет. Это было очень утомительно, а первой парой был сопромат… Это длилось около года, а потом я работал курьером, потом ночным сторожем в газете «Вечерняя Москва», а уже потом в НИИ Специального машиностроения.

- Вы же и журналистом успели побывать…
- У меня довольно забавная вилка деятельностей была к моменту выпуска. Я пока учился, писал в газету при вузе – «Бауманец», и серьезно задумывался, а не пойти ли в журналисты, чтобы писать о космосе. Я примерно полгода проработал в агентстве авиационных новостей, писал про авиабизнес. Но пообщавшись с матерыми журналистами, понял кое-что такое, что развеяло мои фантазии о журналистском будущем. Профессиональный журналист должен и умеет достать из собеседника даже ту информацию, которую тот не хочет сообщать, а это не совсем то, что меня устраивало в профессии.

- И вы вернулись к поискам заработка в других сферах!
- Да, на момент моего окончания работы в НИИ СМ, я зарабатывал немного, не хватало даже на комнату. И я попал в компанию «АвтоМеханика», название которой расшифровывается как «автоматизированная механика» и никакого отношения к автомобилям не имеет. Они разрабатывают и используют софт для моделирования динамики твердых тел. Я занимался в этой компании моделированием динамики старта отечественной ракеты-носителя «Ангара – А5» и южнокорейской ракеты КSLV-1. Вот это как раз частная космическая компания, где платили значительно больше, чем в НИИ.

- А как вас приняли там? Легко ли устроиться на работу с хорошей зарплатой в вашей сфере?
- Дело в том, что я всего пару раз устраивался на работу по резюме. С «АвтоМеханикой» я был знаком с работы в НИИ СМ, когда мы часто ездили по работе к ним и работали с их софтом. Так что здесь, что называется, пришел к своим, спросив, а нет ли у вас для меня работы.

- То есть получается вы, молодой и перспективный, увлеченный делом ученый, работаете два года в НИИ при вузе, выпускаетесь, по ряду причин вам негде жить, а зарабатываемых денег на съем комнаты даже не хватит, приходите к начальству НИИ и просите хотя бы жилья, но его для вас не находится. И вы уходите из НИИ, по сути, из науки, из разработок в космической отрасли, где вроде бы не то, чтобы всё здорово и перспективно. Уж не в этой ли слепоте руководств НИИ, неспособных обеспечить перспективных начинающих ученых условиями проблема?!
- Нет, проблема в том, что космонавтика никому не интересна. В НИИ сидят умные люди, проводят расчеты, графики строят, отчеты об этих расчетах делают, выступают…

- А ракеты-то где?
- Да! Деятельность не направлена на получение какого-то результата. Задача такая не стоит. Очень забавно, что «Ангару» делали лет 25. И делали бы дальше…

- Там действительно так все сложно, что и четверти века мало?
- Ну, конечно, это новая ракета, она была сделана в тяжелое для нашей страны время. Все этим оправдываются, но… делать ракету 25 лет это… просто невозможно! В нашей стране решались гораздо более сложные задачи – к примеру, ракета-носитель «Энергия», которая реально сложнее и больше, решалась порядка 10 лет и дважды летала.

- Как думаете, может быть, во времена «Энергии» было так потому, что в противном случае разработчики и вся команда отправились бы золото добывать на дальневосточных рудниках – потому и менее 10 лет уходило на разработку и запуск новых ракет?
- Не берусь предполагать, чем тогда мотивировали, но совершенно точно тогда был план, который нужно было выполнить. А сейчас можно делать свою работу, а потом некими доводами аргументировать, что ваша работа затягивается на ещё 5-10 лет и вам при этом продолжают платить деньги.

- Ну, да, а если я все сделаю, то мне и платить перестанут, и задача не известно, какая еще придет…
- Конечно!

- Какой ужас! Так мы на Луну и летим? Регулярно на 5 лет позже в пятилетку…А вам, видящему все это изнутри, не кажется то же, что мне, несведущему вообще и наблюдающему снаружи, что дело могут спасти только частники. Желательно с большими деньгами.
- Так мы для этого и делаем наш проект «Маяк». Только мы не про инвесторов с большими деньгами, они все же другими категориями мыслят. Мы больше про студентов, которые заканчивают институты и думают, идти ли мне в госучреждение или с друзьями что-нибудь свое доизобретать и запустить в небо.
Александр Шаенко: «Не обязательно быть Илоном Маском или работать в «Роскосмосе», чтобы изобретать и запускать космические аппараты»
Команда «Маяка»
Никогда не возникало сомнений в необходимости учиться дальше

- После «Ангары» в вашей биографии была компания Boeing, потому что, как вы говорили, квартиры дорожали, денег снова стало не хватать. Какой стимул-то для развития, а! А всё ругают квартирный вопрос, мол, портит людей!
- И не говорите! Если вы не москвич, у вас земля под ногами горит! Я написал друзьям-выпускникам с моей кафедры - в Boeing, о котором знал, что платят там больше и, хотя сфера не космическая, решил попробовать себя там. Ребята ответили, приходи, порекомендовали заниматься прочностью авиационных конструкций, что я и сделал. Позже уже занимался теплообменом. А параллельно с этой работой поступил в аспирантуру.

- А зачем вам аспирантура?
- А, а как же?! У меня никогда не возникало сомнения в необходимости учиться дальше. Я очень хотел остаться в Бауманке, дважды подавал документы в аспирантуру, но мне говорили, у меня небольшой научный задел, мало публикаций. Я был, мягко говоря, этим огорчен, так как я два года там сидел и только этим небольшим заделом и занимался, ну, и в итоге ушел. Ну, и ладно, буду заниматься своими раскрывающимися антеннами в другом месте. И нашел его там, где работает мой отец, в ОАО РКС (Российские космические системы) – это НИИ, который делает электронику для ракет. В частности, они делали систему ГЛОНАСС. Точнее, среди заказчиков этого НИИ оказались ребята, которые такими антеннами занимаются – АКЦ ФИАН (Астрокосмический центр Физического института Академии наук). Они много чем занимаются, в том числе космическими телескопами, которые в космосе работают. В 2011 году они реализовали очень крутой проект – «РадиоАстрон» – это самый зоркий телескоп, который есть у человечества – передовой инструмент в мировой астрофизике, работающий в радиодиапазоне.
Александр Шаенко: «Не обязательно быть Илоном Маском или работать в «Роскосмосе», чтобы изобретать и запускать космические аппараты»

- Но это же международный проект.
- Да, с ведущим российским участием. Телескоп работает в паре с наземными и получает детальные картинки очень тусклых и отдаленных объектов во Вселенной. Так вот с этим проектом они уже заканчивали, а с проектом «Миллиметрон» только начинали. Это проект телескопа, который будет работать в переходном диапазоне между радио- и инфракрасным – примерная длина волны – около 1 мм. И я там занимался раскрывающимся солнечным экраном – зонтиками, которые закрывают основное зеркало телескопа от солнечного излучения. Он очень холодный, и надо, чтобы солнце его не нагрело. Вот как раз об этом и диссертацию писал в аспирантуре АКЦ ФИАН по тепловому расчету. Защитился через пару дней после пуска «РадиоАстрона».

- А с «Миллимитроном» как? Запустили?
- Там сложный проект, я свои расчеты произвел, ими воспользовались, но там больше астрономия, а я несколько иным занимаюсь. К тому же меня пригласили на кафедру в Бауманку…

- Ха, как мило! И что вы? Не напомнили им про двойное непринятие в аспирантуру?
- Ну, было забавно, да. Но я любопытный очень. Я до этого никогда не преподавал, и мне было интересно. К тому же на тот момент я уже понимал и видел состояние отечественной космонавтики, мне очень хотелось это изменить. При том базовом уровне обучения, что давалось в Бауманке, студентам катастрофически не хватало практики. После окончания вуза нельзя было сразу куда-то пойти и заняться расчетами системы терморегулирования спутника. Потому что для этого надо еще книг почитать, пообщаться с кем-то. Опыта проектирования систем терморегулирования у тебя не было. Или хочется тебе заниматься расчетом прочности самолетов, чем я занимался на Boeing, а ты программы, которая занимается такими расчетами, не знаешь.

- Да почему ж так-то все?!
- Потому что программа учебная устарела. Её готовили люди довольно пожилого возраста, им это все было не интересно. Поэтому я радостно принял предложение попреподавать там. Вот, думаю, приду на родную кафедру, сделаю всё лучше. Так, в общем, и вышло.

- Удалось выправить устаревшую программу?
- Я был уверен, что удастся, но нет. Мне удалось ввести курсы, которые читались вместе с устаревшими и дополнительный курс. Правда, не знаю, читаются ли они сейчас. Там я проработал с 2012 по 2015, когда ребята из Университета машиностроения позвали меня создать у них свою кафедру по космонавтике.

- А Бауманка? Неужели им было не интересно или они не видели перспектив в том, что делали вы? Что ж они вас в третий раз то профукали?!
- Да я не то, чтобы преподавать там хотел. Есть, кому преподавать. Я хотел некую лабораторию там организовать, где студенты в процессе учебы могли бы делать космические аппараты. Чтобы выпускник вуза был уже с опытом конструирования и поставленными руками, скажем так.

- И чего? Не нашли места?
- Нет, было сказано, что тут и так лучший технический вуз в стране и не надо ничего менять. Плюс я хотел быть инженером, заниматься железками космическими, быть в струе и читать актуальное, а не древности. В общем, проще в другом месте создать своё в нуля, что я и сделал в МАМИ. Вот, уже первый курс в этом году набрали, все пока в процессе становления. Лаборатория появилась, но мало оборудования, так как денег пока не много выделено на обустройство. Но главная задача – выпустить курс ребят, которые будут после обучения изобретать, строить и запускать, уверен, будет реализована.

- Ну, ещё бы, вон у вас какой таран маячит!
- Да, проект «Маяк» как раз об этом и для этого. И мне очень приятно, что с первого курса двое ребят в проекте участвуют и у них получается. Не сразу, но получается.
Александр Шаенко: «Не обязательно быть Илоном Маском или работать в «Роскосмосе», чтобы изобретать и запускать космические аппараты»

А кирпич в космос можно запустить?


- Как он замаячил в вашей жизни? Откуда? Зачем? Почему?
- Мне лично очень хочется, чтобы продолжилась начатая уже давно космическая экспансия.

- О, боже! Люди землю-то не век-другой изничтожат, а вы аж на космос замахнулись! Зачем вам этого хочется?
- Для меня это цель аксиоматическая. Я не знаю, как это рационально объяснить. Вот нравится же людям значки собирать, к примеру, или пивные крышки, а мне нравится космонавтикой заниматься. И я хочу, чтобы моё дело приводило к какому-то результату. Потому что в нашей космонавтике-то много кто и чем занимается, но ничего не происходит. С 1972 года мы находимся на околоземной низкой орбите и всё. Все что-то планируют, меняют планы – мы, американцы, китайцы – а ничего не происходит. Вот я и подумал, что я могу сделать, чтобы это изменить.

- И вы придумали, что яркая маячащая в небе рукотворная звезда – вариант?
- Нет, это потом появилось, а сначала я придумал лекции. Как в начале ХХ века, когда лекторы выступали перед людьми, рассказывали про космос и заинтересовывали, увлекали. Я думал, если нечто подобное будет в наше время – это сработает, что-то поменяется, люди заинтересуются. Мои друзья занимались тогда проектом MarsTefo на ВДНХ в павильоне «Космос», который эмулирует марсианскую станцию. Они там экскурсии для детей проводят, но ребята, которые там работают, в основном гуманитарии и в технике-космонавтике не очень разбираются. Они и попросили прочесть им несколько лекций по космическому железу. А потом подумал – вот, есть лекция, может быть, её еще кому-нибудь прочесть? Сходил в антикафе «Циферблат», с ними договорился. Тогда ко мне человек 20 пришло. Ну и началось.

- Теперь по всей стране зовут?
- Да, бывает, 22 города уже посетил от Калининграда до Камчатки.

- А где больше всего народу набрали? Где космонавтикой интересуются сильнее?
- В Нижнем Новгороде, но не поэтому, а потому, что продвижение хорошее было. Я заметил, что успех мероприятия зависит не от места проведения, а от продвижения. Можно в сарае выступать и на пальцах презентацию проводить перед сотнями людей, а можно в пустом концертном зале со всем оборудованием сидеть. А в Новгороде друг предложил в летнем кинотеатре выступить, после чего они бы показали фильмы про космос. Тем было приятнее, что из 250 человек немало ушло после лекции. То есть пришли именно послушать, что я расскажу.

- Да, это здорово. А лекции для всех подряд или для людей, хоть немного знакомых с космонавтикой? Надо ли иметь какое-то представление о предмете перед тем, как прийти на вашу лекцию?
- Мои лекции для всех, от школьников до пенсионеров, на максимально простом языке о том, что космос – это круто. Но сейчас меньше выступаю, так как «Маяк» больше времени требует. А в 2014-м раз в неделю выступал с лекциями. И на одной из них подошел ко мне парень – Леша Стаценко из Владивостока - и спросил, а кирпич в космос можно запустить? Можно, говорю, но зачем?

- Да, его ж не увидит, наверное, никто…
- Конечно! Если запускать, то что-то максимально-яркое, чтоб всем было видно! Вот он ушел, потом через какое-то время вернулся и говорит, мол, давай сделаем такой объект и запустим. Он потом отошел от проекта, а мы начали реализовывать «Маяк» и 5 марта 2014 года я написал в группе «Твой сектор космоса» сообщение о начале работ над проектом «Маяк».

- Что входит в понятие «начало работ»? Из чего состоит проект? Из каких работ?
- Расчеты, проектирование, чертежи, испытания этих расчетов, выбор материалов, вроде отражающей пленки в 5 микрон, которая и будет отвечать за яркость нашего маяка. Об этом я и написал в сообщении – кто и для чего нужен – и был удивлен, что сразу откликнулось пять человек – прям команда пришла из НПО им. Лавочкина, где им было скучно, а теперь после работы они зажигают у нас. Почти год подбирали, тестировали материалы, модели. И к январю-февралю 2015 появился первый макет аппарата со всеми системами. Летом, во время тестирования, выяснилось, что тот принцип раскрытия отражающей пленки, что мы закладывали, оказался неверным, пришлось переделывать конструкцию под механический каркас, чтобы «Маяк» продержался 25 суток. В октябре протестировали уже обновленную модель и по итогам этих испытаний корректируем, собираем всё заново, чтобы в феврале был готов летный экземпляр нашего аппарата.

- А как «Роскосмос» к вам пришел? Вроде не каждый день госструктуры изобретателей-любителей поддерживают…
- А это да, удивительно, но факт. Они сами предложили помощь и возможность на льготных условиях запустить наш спутник на ракете-носителе «Союз-2». И это предложение оказалось самым выгодным из всех, куда мы обращались, так как писали и нашим частным космическим компаниям, и зарубежным.

- Ответьте на мой самый главный вопрос: когда «Маяк» засияет в небе самой яркой звездой, не снесут ли его как вражеских неопознанный объект ВВС какой-нибудь страны? Или все будут как-то оповещены, что энтузиасты в России запустили маячок на орбиту и он будет сиять ярким светом около 25 дней?
- На самом деле на орбите немало ярких объектов. Те же спутники «Иридиум», которые обеспечивают связью большие такие телефоны-рации, которыми пользуются МЧС-овцы, туристы в тайге. Их 72 штуки на орбите. Есть необходимость в согласовании радиочастот, чтобы сигнал спутника, который будет сигналить надо всем миром, всему миру ничего не попортил. Это нужно. А больше согласований пока и не требуется.

- А как мы с Земли угадаем, что над нами не Большая медведица, а именно «Маяк»?
- Это будет яркая белая звездочка, быстро ползущая по небу. За 10 минут пробегает весь небосвод. Спутников в небе много. Просто не привыкли на них внимание обращать. И по нашим расчетам это будет реально самая яркая звезда на ночном небе.

- А что будет на Земле, Александр? Вот, зажгли вы и сотни людей, участвующих в проекте «и сердцем и рублём», самую яркую звезду, и чего?
- И вот, люди заинтересуются, найдут наш сайт – а есть и русская и английская версии, так что проект вполне может стать международным. И на сайте могут прочесть о проекте, скачать техническую документацию, чертежи, расчеты и повторить то, что мы сделали, сделать лучше нам, придумать что-то свое.

- А! Так вы хотите сделать алгоритм, как собрать свой космический аппарат, повторить который сможет любой любитель?!
- Ну, да, идея-то в том и есть, что, вот, ребята, мы простые парни из России, сделали аппарат, который запустили в космос и тем реализовали нечто интересное-привлекательное и полезное для науки и техники.

- Вот про полезность, пожалуйста, поясните. Вы пишете на сайте, что «Маяк» будет полезен в решении проблемы космического мусора – как? И что такое космический мусор?
- Мусор – это, например, отработавшие спутники, которые уже не используются, но продолжают висеть на орбите, ступени от ракет, обломки, оставшиеся от столкновений каких-то объектов. Этого на орбите очень много, и МКС периодически приходится маневрировать, чтобы не столкнуться с элементами космического мусора.

- И никто этим вопросом не занимается?!
- Ну, пока там не совсем ужас творится, но были случаи столкновения спутников с космическим мусором. А лет через 20-30 при бездействии летать будет невозможно. Сейчас стараются мусор не делать на орбите, чтобы спутники при своей нормальной работе не распадались на части, например. Или, чтобы спутники, которые находятся на низкой орбите – до 1000 км – в конце своей работы спускались вниз и сгорали в атмосфере.

- Так, и как «Маяк» нас всех спасёт?
- А «Маяк» - это как воланчик. Если он будет установлен на спутник, то к моменту завершения его полета распускается большая конструкция из тонкой пленки, благодаря которой космический аппарат цепляется за атмосферу, спускается вниз и сгорает без остатка, не причиняя никому вреда.

- Но это же уместно для новых спутников, которые только пойдут в небо, а те, что уже болтаются на орбите – так и останутся там?
- Для новых спутников наш «Маяк» может стать своего рода техническим требованием, а старый космический мусор в любом случае сойдет с орбиты и сгорит в атмосфере, просто случится это не так быстро, как с установленным на борту «Маяком».
Александр Шаенко: «Не обязательно быть Илоном Маском или работать в «Роскосмосе», чтобы изобретать и запускать космические аппараты»

- Александр, а есть ли жизнь после «Маяка»?
- А как же! У нас лекции, «Летняя космическая школа» - своего рода выездной лагерь для увлеченных профессионалов и любителей. Этим летом Школа проходила в Ивантеевке и её посетили десятки интересных людей. Курсы по основам космонавтики мы проводим, которые посещают даже ребята из ЦУПа (Центр управления полетами), Объединенной ракетно-космической корпорации, будущие режиссеры, которые хотят снимать про космос правильные фильмы! Это курс, который длится семестр в Университете машиностроения и рассчитан на людей, кому мало общих научно-популярных сведений и хочется углубленных знаний по теме. Еще мы с ребятами пишем научно-популярную книгу о космонавтике, потому что книг о космосе сейчас …

- Нету их сейчас. А что можете порекомендовать увлеченным космосом? Что можно почитать, может быть, не столь современное, но толковое, полезное, пока ждём выхода вашей книжки?
- Хорошие книги В.И. Феодосьев «Основы техники ракетного полёта», Б.Е. Черток «Ракеты и люди». Самый клевый журнал по космонавтике в России, а возможно и в мире – «Новости космонавтики», сообщества «Твой сектор космоса» и «Открытый космос».

- А кино, помимо общеизвестных, что смотрите вы, как настоящий человек из космонавтики?
- Фильм режиссера Себастьян Кордеро «Европа» (Europa Report), «Гагарин. Первый в космосе», «Космическая одиссея. 2001 год».

- Какова ваша сверхидея? Ради чего всё, что вы делаете сейчас? Корпорация имени себя, своя частная компания, колония на Марсе?
- Нет, это, наверное, странно, но у меня нет таких задумок. Мне очень хочется, чтобы люди занимались космонавтикой, и чтобы это было продуктивно. По-моему, круто, когда твои действия приводят к реализации других космических проектов. Или к заинтересованности людей, которые раньше не думали, что можно самому что-то мастерить и делать. А в плане собственных интересов, очень хочется заниматься развитием технологий, которые позволят человечеству летать далеко.

- А они есть, эти технологии, их надо развивать или их в принципе и нет вообще?
- Нет, их ещё нет. Есть расчеты. Начальные исследования, на продолжение которых нужны деньги.

- Ааа. Ну, это уже кое-что. А деньги – ресурс под задачу. Вам ли не знать, вон, как за неделю четверть миллиона почти собрали на boomstarter. Успехов и до встречи под небом с «Маяком»!


Рассказывала о небесных маяках и земных энтузиастах Ирма Каплан
скачать dle 10.4фильмы бесплатно
Похожие новости
  • Стать соучастником запуска космического спутника «Маяк» может каждый!
    Стать соучастником запуска космического спутника «Маяк» может каждый!
    Пока из года в год откладывается пилотируемый полет на Луну, влюблённые в космос энтузиасты всем миром собирают деньги на запуск собственного...
  • Ромео Бондарев: «Сначала родилась сверхидея, мечта на фоне негодования»
    Ромео Бондарев: «Сначала родилась сверхидея, мечта на фоне негодования»
    Я узнала о Ромео и его мастерской по настройке фортепиано, когда решила попробовать настроить свой инструмент, который пел, как мог с момента своего...
  • С чего начать кардинальные изменения себя и своей жизни: алгоритм Джеймса Альтушера
    С чего начать кардинальные изменения себя и своей жизни: алгоритм Джеймса Альтушера
    Программист, инвестор и предприниматель Джеймс Альтушер опубликовал на TechCrunch очень простой, полезный и честный мануал для тех, кто хочет...
  • Лариса Парфентьева: «Самую сильную боль человек испытывает тогда, когда не может реализовать себя»
    Лариса Парфентьева: «Самую сильную боль человек испытывает тогда, когда не может реализовать себя»
    Я невероятно рада тому, что серию моих интервью в рубрике «Свой бизнес» открывает беседа с Ларисой. Человеком, которого я никогда не видела, знаю по...
  • Театр сегодня или Гамлет в наши дни
    Театр сегодня или Гамлет в наши дни
    Дмитрий Мышкин – художественный руководитель, режиссер и актер авторского театра «Эскизы в пространстве»....
  • Вас может это заинтересовать
  • Стать соучастником запуска космического спутника «Маяк» может каждый!
    Стать соучастником запуска космического спутника «Маяк» может каждый!
    Пока из года в год откладывается пилотируемый полет на Луну, влюблённые в космос энтузиасты всем миром собирают деньги на запуск собственного...
  • Ромео Бондарев: «Сначала родилась сверхидея, мечта на фоне негодования»
    Ромео Бондарев: «Сначала родилась сверхидея, мечта на фоне негодования»
    Я узнала о Ромео и его мастерской по настройке фортепиано, когда решила попробовать настроить свой инструмент, который пел, как мог с момента своего...
  • С чего начать кардинальные изменения себя и своей жизни: алгоритм Джеймса Альтушера
    С чего начать кардинальные изменения себя и своей жизни: алгоритм Джеймса Альтушера
    Программист, инвестор и предприниматель Джеймс Альтушер опубликовал на TechCrunch очень простой, полезный и честный мануал для тех, кто хочет...
  • Лариса Парфентьева: «Самую сильную боль человек испытывает тогда, когда не может реализовать себя»
    Лариса Парфентьева: «Самую сильную боль человек испытывает тогда, когда не может реализовать себя»
    Я невероятно рада тому, что серию моих интервью в рубрике «Свой бизнес» открывает беседа с Ларисой. Человеком, которого я никогда не видела, знаю по...
  • Театр сегодня или Гамлет в наши дни
    Театр сегодня или Гамлет в наши дни
    Дмитрий Мышкин – художественный руководитель, режиссер и актер авторского театра «Эскизы в пространстве»....
  • Все анонсы
    27 октября в рамках Недели моды в Москве состоится показ известного российского дизайнера Карины Химчинской.
    16-10-2017, 22:05 Подробнее

    13-19 ноября 2017 года[/b] Международная ювелирная неделя моды Estet Fashion Week вновь распахнет свои двери для всех ценителей красоты, смелых дизайнерских решений и ярких fashion-событий.
    15-10-2017, 01:28 Подробнее

    28-го октября 2017 года на Неделе моды в Москве Светлана Евстигнеева и Татьяна Ашакова представят свою совместную работу над показом для сезона весна-лето 2018.
    13-10-2017, 01:56 Подробнее

    1 ноября 2017 года в золотом зале легендарного "GoldenPalace" состоится яркое и долгожданное событие для представителей event индустрии SUPER FINAL Единственного Всероссийского ежегодного конкурса красоты среди девушек работающих в event индустрии "EVENT BeautyRussia 2017".
    11-10-2017, 03:12 Подробнее
    Все гости
    Дмитрий Янковский - оперный и эстрадный певец, актер, солист театра «Геликон опера», исполнитель главных ролей в мюзиклах «MAMMA MIA!» и «Красавица и чудовище» компании «Stage Entertainment», солист музыкального проекта «Новые голоса» и проекта «NeoClassic» - Новая Классика Дмитрия Янковского.
    1-11-2015, 17:34 Подробнее

    В этот раз гостем нашей редакции стал талантливый, многогранный и крайне творческий человек. Владимир Преображенский - журналист, пресс-секретарь Гильдии ювелиров России и Ювелирного дома «Эстет», обозреватель журнала «Эстет», музыкант, автор и продюсер фестиваля «Бархатное подполье», лидер
    5-10-2015, 16:15 Подробнее
    • Статистика
    • Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
    Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl  +  enter
    Возрастная категория сайта 12+
    © 2015, все права защищены / www.fg24.ru
    Создание сайта SM Web Studio
    X

    Имя


    сообщение!